СЛОВО ИГУМЕНИИ СОФИИ

Настоятельница обители игумения София (Силина)Доклад на Международной богословской научно-практической конференции «Монашество Святой Руси: от истоков к современности»
Богословское знание является фундаментальной частью жизни и веры православного христианина. Все христиане, подобно первым ученикам Спасителя, должны сидеть у Его стоп, внимая Ему и учась от Него – Учителя и Владыки. Для того чтобы «спастись и достигнуть понимания истины» (1 Тим. 2:4)

Подробнее

Вопрос: Дорогой Владыка Иоанн, не могли бы Вы рассказать о том. Как зарождалось монашество на македонской земле? Кто стоят у истоков его основания? Какого типа монашеской жизни придерживались?

Ответ: Предполагаю, что Ваш вопрос относится к монашеству в границах сегодняшней Республики Македония. Потому что Македония есть географическое название территории, части которой сегодня находятся не только в одноименной стране, но и в Греции (где оказалась, по сути, самая большая область Македонии), Болгарии и даже немного в Албании. Земли, лежащие за пределами Республики Македония, находятся под юрисдикцией других поместных Церквей. Поэтому, отвечая на вопрос, будем иметь в виду, прежде всего монашество в зоне нашей юрисдикции.

С другой стороны, ни появление, ни развитие монашества в истории Церкви не связано с территориальными границами. Так как Церковь наднациональна, то и монашество как образ жизни в ней наднационально. В такой аутентичной форме оно зародилось и в Македонии с самых далеких времен. Общеизвестно, что святой Павел и другие апостолы проповедовали Евангелие на территории географической Македонии. Из этого можно заключить, что и монашество здесь существует издревле, хотя об этом не сохранилось исторических свидетельств, какие есть для монашества в Египте или Палестине.

На территории сегодняшней Республики Македония имеются археологические раскопки не только епископских базилик и резиденций V века (по Рождестве Христовом), но и монастырских церквей и целых монастырских комплексов той эпохи. Однако зарождение славянского монашества на нашей земле связано с именем святого Наума Охридского, который во времена первого словенского епископа святого Климента Охридского поселился на берегу Охридского озера и основал там общежительный монастырь, посвященный Архангелам Божиим и прочим Небесным Силам бесплотным. Позже тот монастырь из-за большого почитания святого Наума был назван его именем и носит его по сей день.

Преподобный Наум упокоился в начале X века, а в конце столетия на территории современной республики Македонии появились три анахорета (пустынножителя), которых позднее канонизировали. Это святой Иоаким Осогорский, святой Прохор Пчинский и святой Гавриил Лесновский. Вместе с ними всегда упоминается и святой Иоанн Рыльский, но он больше связан с территорией нынешней Болгарии.

Итак, с X века у славян, которые населяли Македонию, начали развиваться общежительный и анахоретский образы монашества. Об этом свидетельствуют и письменные, и археологические источники. Например, старые рукописи Священного Писания на славянском языке, как и самые ранние образцы богослужебных текстов, связаны со школами перевода, действовавшими тогда в монастырях на месте сегодняшней Республики Македония. С другой стороны, археологические находки в пещерах, вырытых в горах, убеждают в том, что с X века там селились и монахи-анахореты. Монашество на территории сегодняшней Республики Македония было активно включено в исихастские споры и распри в XVI веке, связанные с именем святого Григория Паламы, - что, и понятно, если меть в виду близость Афона. Паламизм в Македонии естественным образом укоренился, но в то же время именно в городе Прилеп, который находится на территории современной Македонии, родился монах Акиндин, один из самых ярых противников святителя Григория Паламы.

Вопрос: В чем состоит особенность монастырской жизни в Македонии?

Ответ: Благодаря близости Афона монастыри на территории нашей республики развивались почти так же, как обители на Святой Горе. Это видно и по письменному наследию (богослужебным и богословским книгам, музыкальным напевам), и по архитектурно-художественному: строительству церквей и монастырей, иконописи, резьбе по дереву и т. п. Монастыри Святой Горы являются школой для монастырей Македонии. По примеру святогорских обителей у нас развивались как богослужебная жизнь, монастырский типикон, аскетизм, так и понимание эстетики. Одним словом, главная характеристика исторического пути монашества в Македонии – идентичность святогорскому монашеству.

Вопрос: Могли бы Вы назвать имена выдающихся монахов-подвижников?

Ответ: Я уже упоминал имена самых известных монахов в Македонии, которые были светилами во время своей жизни и своим примером оставили след не только в сегодняшней Республике Македония, но и повсюду между православными. В их число можно добавить и святого Иоанна Шанхайского, так как он после эмиграции из России провел несколько лет в Битоле, моем родном городе, и там оставил память о своей монашеской и аскетической жизни.

Не надо забывать, то территория нынешней республики с 1371 года находилась под властью турок-мусульман вплоть до балканской войны 1912 года. То был период упадка как в развитии христианской веры и христианской культуры, так и в развитии монашества – и не только на месте сегодняшней Македонии, но и в Греции, Сербии, Болгарии, а также в других странах, где жили христиане.

Вопрос: Какова история монастырей в коммунистический период, в период раскола?

Ответ: Хотя во время владения турок монашество было сильно стеснено, оно все равно сохранялось. Но во времена социалистического атеизма, который распространился в Республике Македония после Второй мировой войны, монашество почти полностью замерло. Этому способствовал еще и раскол, возникший в 1967 году.

Истинный монах не может поддерживать раскол по той простой причине, что это обессмысливает самое монашество. Так что с начала 1970-х, когда из Республики Македонии отселили последних монахов, до 1995 года там почти и не было монашеской жизни. Таким образом, территория, где за несколько столетий просияло множество святых душ, где нашли прибежище многие монахи, покинувшие Россию после Октябрьской революции (В том числе, как уже говорилось, святой Иоанн Шанхайский), долгие годы оставалась без монашества. И это, прежде всего, последствие раскола, произошедшего в Церкви на этих просторах.

Вопрос: С каким монастырем Македонии связан Ваш путь монаха, священника и архиерея?

Ответ: Мое монашество только формально проходило в обители. Старый монастырь в городе Прилеп, построенный при короле Волкашине до прихода турок, был посвящен Святым Архангелам. В мое время там не было ни одного насельника.

Но я не остался на месте своего пострига не столько из-за отсутствия монахов, сколько из-за поступления в аспирантуру в Фессалониках. По послушанию поехал туда учиться.

В день принятия монашества я был сразу рукоположен в дьяконский чин, а священническая хиротония произошла в другом месте. Вероятно, сами условия и нужды Церкви требовали того, чтобы мое монашество более было связано с академическим развитием, нежели с молитвенно-подвижническим, хотя старался никогда не опускать и этот аспект монашеской жизни.

Вопрос: В чем, на Ваш взгляд, заключается смысл монашеской жизни и монашеского служения в современном мире?

Ответ: По моим скромным способностям согласовывать историю и эсхатологию, считаю, что монашество в наше время не сможет полностью сравниться с образом жизни монахов ни в IV столетии в Египте и Палестине, ни в средние века. Каждое время несет свои вызовы. В наши дни степень отречения от мира египетских монахов IV века видится недосягаемой. И вопрос не только в том, что этот путь экстремальный, но и в том, нужна ли вообще такая подвижническая крайность во время, когда и маленькие отречения уже могут быть названы экстремальными? Мы, в отличие от тех отцов-пустынников, живем в мире, который имеет намного больше предложений и понуждений к страстной зависимости. И энергия, которую мы тратим, чтобы победить эти страсти, распыляется сильнее. Поэтому нет ничего странного в том, что подвижническая энергия сегодня не может выразиться в такой экстремальности, какая была доступна монахам IV века. Даже если бы Господь подарил нам такую же благодать (энергию), как у великих подвижников: Антония Великого, Павла Фивейского, старца Амона и других, мы, живя в современности, эту энергию распределили бы для преодоления гораздо большего количества потенциальных страстей. Если учесть хотя бы обилие технических средств, которыми современный человек может быть порабощен, станет очевидно, что сейчас подвижники воюют с намного большим войском врагов, чем их предшественники в Фиваидской пустыне.

Считаю, что в наше время монашество должно быть примером современной (общинной) жизни с Богом, а не экстремального аскетизма. Жизнь в единении с Богом должен практиковать каждый христианин, но естественно ожидать, что пример в этом должны подавать монахи, которые пренебрегают всем остальным, лишь бы совершенствоваться в пребывании со Христом.

Жизнь во Христе является бытием для самого монаха и становится светом для всех возле него. Монах, который живет во Христе, уже поселился в Новом Иерусалиме. Такой монах использует все, что имеет и что дано ему как Божий дар в этом мире, но не связывается ни с чем и не отдает себя в порабощение некому и ничему. Он живет в любви и мире со всеми и не может примириться только с грехом. Принимает послушание не потому, что глуп и не знает, что делать со своей жизнью, но потому, что понимает, что таким путем сможет узнавать волю Божию.

Монаху сегодня доступны все необходимые условия для жизни. Но он знает, что не имеет в этом мире ничего своего, даже города и отечества, потому что ожидает получить и это, когда Христос придет во второй раз. Одним словом, сегодня монах – это парадокс, каким он, по сути, всегда был на протяжении истории. Если выразиться еще точнее: монах с крестом, который он несет, есть соблазн и безумие для мира – как и крест Христов, есть соблазн для евреев и безумие для эллинов, по словам апостола Павла (1 Кор. 1, 23).

Благодарим за интервью.